Otokoto-Mizy
Название: Наперегонки с судьбой
Автор: Otokoto-Mizy
Пейринг: Саске/Наруто; Наруто/Саске
Рейтинг: РG (для этой главы)
Жанр: приключения, романс, мистика, экшн
Размер: миди (планируется), возможно получится больше
Состояние: в о-о-очень медленном процессе
Дисклеймер: никакой выгоды не преследую
Саммари: Что делать, когда простой факт твоего существования уже преступление?
Предупреждение: АУ, ООС всех персонажей, слеш

Пролог
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4


Глава 5. Начало пути.
Наруто всю свою сознательную жизнь провел в Конохе, под защитой армии и главной стены, что полукольцом обхватывала селение, прижимая его к скале. Этот маленький кусок земли был для него всем миром. Место, которое он считал своим домом. Там осталось его детство и юность. Но покидая его, он не чувствовал сожаления, только легкое разочарование.
Кто-то когда-то сказал: «Дом – это не там, где мы живем, а там где нам комфортно». Теперь Наруто понимал смысл этих слов.
Ночь надежно укрывала беглецов. Какаши окольными тропами вывел их к западным воротам, где часовой – один из тех полезных связей сенсея – открыли им дверь и позволить покинуть Коноху. Здесь же распался их небольшой отряд: четверо парней, что помогали высвободить Учиху, развернули коней в обратную сторону, пожелав им легкого пути на прощание.
Пока Хатаке, договаривался о чем-то со своим знакомым, Наруто подъехал к Харуно. В скудном свете факелов, которыми освещалось внутренняя часть стены, плавные линии ее еще юного лица казались более резкими, зрительно прибавляя лет.
Эта девочка сделал для них столько, что, даже будь у них с Саске такая возможность, они не смогли бы с ней расплатиться за все это, из-за чего Наруто чувствовал сожаление и легкую вину. А еще было печально терять ее как друга. В том, что судьба разводит их надолго, а возможно навсегда, можно было не сомневаться.
- Сакура, - юноша натянул поводья, заставляя коня остановиться.
- Не сейчас, - остановила его медик.
Девушка пыталась расстегнуть застежку на сапоге, в которые ее нарядили у «башни смертников». Выходило не очень, мудреные плетения из стальной крученой нити цеплялись друг за друга, не поддаваясь на старания Харуно, из-за чего та все сильнее раздражалась.
- Сомневаюсь, что другая возможность представиться, - Наруто все же хотел как следует проститься с подругой. – В Коноху мы уже возможно не вернемся.
- Я знаю.
- Тогда… - Скрежет огромных плохо смазанных петель и глухой скрип старой просохшей древесины прервал Наруто.
- Отправляемся! - скомандовал сенсей и, махнув на прощание солдату, открывшему им ворота, выехал из Конохи.
- Вот же зараза! – раздраженно рыкнула Сакура недовольная тем, что с сапогами ей справиться все же не удалось и, плюнув на все, последовала за Какаши. И только в тот момент парень заметил тяжелые седельные сумки, свисающие по обе стороны крупа ее лошади, они весело подскакивали в такт движения животного, подсказывая Узумаки ответы на не до конца оформившиеся вопросы.
Когда ворота за спиной грузно захлопнулись, Наруто не обернулся, стараясь не отстать от остальных. Это было не просто, замешательство несколько тормознуло его на старте, а с двойной ношей на спине конь бежал не так резво и блондин на секунду усомнился, сможет ли тот поддерживать задаваемый темп движения, но лошадка оказалась выносливой.
- Сакура! – позвал он, сравнявшись с девушкой.
- Я еду с вами, - отрезала та, предугадав мысли парня. – Этот вопрос решенный, вообще-то, твое мнение на этот счет я знаю, так что пропустим воспитательный момент ради экономии времени и сил.
- Это безрассудство! – все же возмутился Наруто.
- Тебя ведь это не остановило.
- Не сравнивай нас. Мы с тобой в разных ситуациях!
- Правда? – скептически хмыкнула девушка, и юноша понял, что ему нечем ей возразить, весомых аргументов у него нет.
- Что б тебе было легче, отец одобрил мое решение, - смягчившись, добавила она через какое-то время. - Я еду с вами! – повторила уже более твердо. – Ты лучше вон о Саске беспокойся.
Сверкну упрямым взглядом, Сакура подстегнула лошадь, та недовольно храпнула под ней, но послушно прибавила ходу, вырываясь вперед.
Наруто неосознанно прижал Учиху сильней к себе.
Брюнета посадили в седло перед ним. Для страховки их скрепили друг с другом ремнями, таким образом, чтобы Саске не мешал управлению, но и не соскользнул ненароком где-нибудь по дороге, так что вывалиться из седла они могли только вдвоем. Ехать так было не совсем удобно, конская сбруя не была рассчитана на двоих, и задняя седельная лука неприятно натирала копчик, но Наруто не жаловался. Хататке предлагал взять Учиху, но Узумаки отказался. После того, как он почти поверил в неизбежность его казни, чувствовать тепло и тихое ровное сердцебиение друга стало необходимо.
Благодаря сонному порошку и связке ключей одолженных Итачи, штурм «Башни смертников» закончился быстро и с благополучным для них исходом. Саске нашелся почти сразу. Закованный в цепи, он был за руки подвешен в одной из немногочисленных тесных камер похожих на помещение для швабр и метел. Он так и не пришел с сознание: ни когда Наруто освобождал его истерзанное и кровоточащее тело от кандалов, ни когда Сакура обрабатывала его раны шипучей жидкостью. Тело парня было истерзано настолько, что на него больно было смотреть. При воспоминании об этом сводило зубы от слепой ярости и поднималось дикое желание податься безумному порыву отыскать тех, кто сотворил это с Саске и проделать с ними то же самое.
Сакура ввела Учихе снотворное, чтобы тот не пришел в сознание где-нибудь в пути – это стало бы проблемой для всех, и, на всякий случай, обезболивающее. Увечья, нанесенные ему в заключение, требовали грамотного лечения, поэтому, глубоко внутри, Наруто радовался решению Сакуры отправиться в путь с ними, но одобрить это вслух он не имел права.
- Как вы могли ей позволить? – упрекнул юноша Какаши, который по праву принял на себя роль проводника и лидера их небольшой группы.
- А как я мог ей запретить? – в свою очередь поинтересовался тот.
- Вас это вообще волнует?
- Не особо, - признался мужчина.
Так начался их неравный забег с судьбой.

Приближение рассвета гнало их отряд вперед, заставляя постоянно подстегивать и без того хрипящих животных. Седла под ребятами скрипели, но Какаши не позволял сбавить темп. Разбрызгивая дорожную слякоть и холодные грязные лужи, черными тенями они неслись вдоль леса по размякшей дороге. На размытой дождем земле оставались четкие следы копыт, по которым поисковые отряды смогут легко их отыскать. И это было проблемой, для которой Хатаке нашел простое решение.
Через пару часов дождь прекратился, но серые тучи по-прежнему плотно затягивали небо, не позволяя свету звезд и луны разбавить сумрак ночи. Поэтому им все же пришлось перейти на шаг, сворачивая в лесной массив с главного тракта.
Какаши постоянно подгонял ребят, напоминая о времени. Будто они могли забыть об этом. Впрочем, волноваться было из-за чего – их хватятся при первой же смене часовых, поэтому Наруто с Сакурой без лишних споров следовали указаниям. Чем дальше они уйдут от деревни, тем больше шансов у них будет сохранить свою свободу и жизнь Саске.
- Он точно знает, куда ведет нас? – уточнила девушка, спустя примерно полчаса после того, как они свернули с главной дороги. – Потому что я напрочь потеряла чувство ориентации и даже приблизительно не знаю, где мы сейчас находимся.
- Знает, - успокоил ее юноша. Уж в чем-чем, а в опыте Какаши он не сомневался.
Спустя еще четверть часа они выехали к неширокому ручью, по которому и продолжился их дальнейший путь. Теперь о следах можно было не волноваться.

***
Черные силуэты кривых стволов и близь растущих кустарников, что свешивались по обоим берегам ручья, время от времени заставляли сердце замирать. Приправленная щедрой порцией страха богатая фантазия плела причудливые формы из теней и редких светлых нитей, пробивающихся сквозь высокие густые кроны деревьев. Никогда прежде Сакура не бывала в ночном лесу, поэтому с затаенной паникой вслушивалась в ночную жизнь зеленого гиганта. Даже в темной отсыревшей камере темницы было не так жутко. Там не нужно было опасаться диких зверей и тени не двигались, словно преследуя ее. Впрочем, плеск воды под копытами, скрип конской сбруи и безмолвное присутствие Наруто позади и Хатаке впереди придавали уверенности, помогая справляться с собой и не в меру буйным воображением.
Однако больше всего девушку терзало другое…
Это было, пожалуй, самое безрассудное решение за всю ее недолгую жизнь, и до сих пор она сомневалась в том, что поступает верно. Тяжелее всего далось объяснение с родителями – мать никак не желала понимать ее. Зато отец выслушал спокойно. Ее участие в укрытие перевертыша не сошло бы им так просто. Теперь же, вся ответственность ляжет только на нее. Да и не могла она оставить парней: состояние Учихи слишком тяжелое и, несмотря на его регенеративную способность, без медицинского наблюдения все может закончиться очень печально. В любом случае, путей к отступлению не осталось, все зашло слишком далеко, и при любом раскладе двигаться теперь она может только вперед.
Было страшно думать о том, куда это все заведет, но крепко стиснув поводья, девушка покорно двигалась за едущим впереди мужчиной. Показывать свою панику было не к месту, вряд ли Наруто с Какаши чувствовали себя лучше.

Серый влажный рассвет догнал беглецов уже на холмах. Плотные облака неохотно пропускали свет, поэтому и настроение путников было не слишком веселым. К тому же все были предельно вымотаны – и люди и животные, но на остановку у них не было времени. Когда на горизонте показались размытые очертания гор, Наруто остановил коня, вынуждая затормозить и остальных.
- В чем дело? – поинтересовался Какаши, недовольный внезапной задержкой отряда.
- Мы отклонились от курса.
- Мы едем верно, - возразил мужчина.
- Это Плачущая Гряда, - Наруто ткнул пальцем в направлении виднеющихся пиков.
- Знаю, - спокойно подтвердил тот.
- Перевал находиться севернее. Мы слишком уклонились на запад, если идти вдоль гряды, придется обходить плечо, на это уйдет лишний день, - настаивал юноша, полностью уверенный в своей правоте. Карту земель он знал так же хорошо, как собственный двор.
- Нам не нужен перевал. Мы пойдем напрямую – через горы, - невозмутимо пояснил Хатаке, словно это было также просто, как перейти улицу. – Есть старая тропа, о которой мало кто знает, по ней и пойдем.
Ребята изумленно уставились на него.
Конечно, этот путь наиболее короткий и сэкономит им много дней пути. Однако Плачущая Гряда получила свое название не просто так и имела весьма нелестную репутацию. Мало того, что ее склоны были практически непреодолимы даже в пешем порядке из-за крутых уклонов и неустойчивой породы, ее вершина всегда была укрыта низкими серыми тучами, не рассеивающимися, даже в самый ясный день, что породило много слухов и предположений о том, что скрывается за ними. Что в действительности делалось за невидимой глазу чертой, было мало что известно, не один десяток людей рискнувших покорить эту гору оставили там свои жизни. А те, кому все же повезло, после, так и не смогли вернуться к нормальной жизни. Кто-то из них лишился разума и был пожизненно закрыт в лечебницу, кто-то сам лишал себя жизни, а те, что духом были посильней уходили из городов в глухие, дикие места, предпочтя людям одиночество. Но никто так и не рассказал, что же находиться там – за серой пеленой неизвестности. Время, как это часто бывает, преумножило славу этого места, сделав его еще одной «темной зоной» на карте Страны Огня. Даже скептичные ко многим вещам опытные горцы сторонились ее, не желая связываться с капризами природы.
Впрочем, несмотря на явное несогласие, спорить с Какаши никто не стал. Уже почти совсем рассвело, и медлить было нельзя, поэтому, не задавая лишних вопросов, группа снова двинулась в путь, навстречу с неизвестностью.

Густой холодный туман стелился у подножия гор, ворочался, словно сытый зверь, растягивая пушистые лапы до самых скал. Утро подбоченившись теснило его в низины – к холодным ручьям, что прошивали тело Плачущей Гряды подобно венам. Звонко перескакивая через перевалы, они то сливались в единое русло, то разбегались в разные стороны, будто не поделив чего-то. Воздух чистый, пропитанный сладким запахом цветущего ландыша перемешанного с легким, чуть терпким ароматом хвои. Высокие сосны то сиротливо тянулись к горной Гряде, окруженные лишь редкими камнями-осколками, то плотно скучивались в небольшой лесок. С продвижением вперед они разрастались, объединялись, пока не переходили в единый с редкими проплешинами-полянами бор.
Гора, которая еще утром казалась такой недалекой, будто и не приблизилась ни на метр, за те три с лишним часа, пока ребята скакали к ней. Какаши не разрешал останавливаться, лишь пару раз позволил отряду замедлиться для того, чтобы Наруто поправил скрепляющие их с Саске ремни и удобнее расположился в седле. Лишь ближе к обеду они сделали получасовую остановку, чтобы дать животным возможность немного отдохнуть и повторно обработать раны Учихи, после этого их путь продолжился.
Сакура буквально валилась с ног. Это были ее третьи бессонные сутки, но позволить себе расслабиться она не могла. Не сейчас, когда, скорее всего, по пятам их преследуют поисковые отряды.
Старая, обросшая пушистым мхом, едва заметная землянка, пряталась за частыми, кривыми стволами беспорядочно растущих деревьев, между огромными каменными валунами и редкими, но густыми и достаточно высокими папоротниками. Случайный спутник найти это место вряд ли бы смог. Какаши же нашел дернушку без труда, что наводило на определенные мысли и рождало некоторые вопросы, которые, впрочем, задавать не было смысла.
Хатаке спешился, делая знак ребятам, чтобы те ждали его, и широким, пружинистым шагом направился к крепкой и непривычно низкой, грубой двери. Однако не успел он приблизиться и на десяток шагов к чужому жилью, как короткий, но достаточно отчетливый металлический щелчок заставил его застыть на месте и осторожно поднять руки.
- Медленно, так, чтобы у меня не было повода воспользоваться арбалетом, повернись лицом ко мне и опустись на колени. – Ни Сакура ни Наруто так и не смогли понять, откуда взялся мужчина, нацеливший оружие на учителя. Его глухой, но отчетливый голос с жесткими предупреждающими нотками и диковатый вид не вызывали сомнений – к слабостям этот человек не привык и легко может выпустить арбалетный винт, если дать ему повод. Густая, низко опущенная растительность на его лице, впрочем, не тронутая еще благородной сединой и свободная мешковатая одежда из плотной жесткой ткани не выдавали даже приблизительного возраста незнакомца. Он мог быть как совсем еще зеленым юнцом, там и зрелым, знающим жизнь, разменявшим не меньше полувека мужчиной.
- Не вежливо так встречать старых друзей, Гай, - медленно разворачиваясь лицом к незнакомцу, насмешливо упрекнул его бывший учитель Наруто.
- Какаши? – не уверено уточнил тот.
- Так точно, - подтвердил Хатаке, лукаво улыбаясь, но и не опуская рук.
- Какаши, стрый черт! – радостно взревел Гай и, отбросив в сторону уже ненужный арбалет, преодолел десяток шагов между ними и стиснул Какаши в медвежьих объятьях.

Землянка была небольшой, рассчитанной на одного жильца с самым простым набором необходимых предметов: Одной грубой лежанкой самодельного производства, застеленной несколькими козьими шкурами и теплым шерстяным одеялом, подушкой служила скатанная в рулет мешковина. Единственным двуногим столом, вросшим одним краем прямо в земляную, подпертую неровными досками стену, по его краям стояли две недлинные, но достаточно широкие лавки. В углу жилища уютно разместилась импровизированная, опять же самодельная жестяная печь покрытая гарью и копотью, но отлично прогревающая землянку, не хуже большого резного камина, стены и пол вокруг нее щедро обложили плоским камнем, чтобы исключить возможность случайно выскочившему угольку устроить неприятности хозяину. Рядом уместились пара низких табуретов и одно кресло-качалка, сделанное, на этот раз, умелой рукой. Несколько полок с необходимой домашней утварью и кухонными принадлежностями; пучки сушеных разнотравий развешаны по стенам и пара брошенных на пол тряпок вот и все, что составляло убранство хижины. Несмотря на некоторую примитивность, в общем и целом, здесь вполне можно было жить.
Масляная лампа давала мало света, но все же, достаточно, чтобы без проблем можно было обработать увечья пострадавшему. Для пятерых землянка была тесновата. Наруто с Сакурой расположились около хозяйской лежанки, на которую Какаши аккуратно уложил Саске. Пока девушка обтирала воспаленные порезы и снимала швы с достаточно затянувшихся ран, Узумаки наносил заживляющий крем на обработанные ей места.
Глядя на все эти повреждения, собственное тело начинало зудеть, словно отражая чужую боль.
- Все не так страшно, как выглядит. – Девушка заметила напряженный взгляд юноши и попробовала его подбодрить. – Саске ничего не чувствует и быстро идет на поправку.
- Знаю, - Наруто улыбнулся ей. – И все равно спокойно смотреть не могу.
Мягким движением Сакура потрепала парня за плечо и снова вернулась к своему занятию.
Гай с Хатаке вышли на улицу, чтобы можно было свободно разговаривать и не мешать ребятам.
- Еще ни разу ты не пришел ко мне просто так, без причины, - упрекнул старого приятеля мужчина.
- Да, прости, - Какаши не стал оправдываться, не было в этом нужды, с Майто Гаем они были старыми друзьями и тот всегда умел принимать все недостатки товарища.
- Твоя просьба снова будет стоить мне привычной жизни?
- Возможно, - не стал отрицать Хатаке, - Но все же, не откажи старому другу в помощи, и однажды, я отплачу тебе сполна за все, что ты сделал для меня.
- Не давай обещаний, если не уверен, что выполнишь их, - насмешливо отмахнулся мужчина.
Какаши не смог удержаться и тоже улыбнулся. Их связывало общее прошлое. Через много в свое время судьба провела их вместе, рука об руку, тем самым сплотив, и сделав нареченными братьями.
- Поможешь?
- А ты сомневаешься?
Хатаке качнул головой и виновато посмотрел на старого друга.
- Прости, что снова обращаюсь, я и так многим тебе обязан, но вынужден снова просить об услуге - помочь перебраться через гору можешь только ты.
Гай хмыкнул.
- Ты тоже немало сделал для меня, так что прекрати меряться долгами. А если хочешь выразить признательность, умерь мое любопытство - расскажи во что вляпался на этот раз. – Мужчина посмотрел на массивную дверь своей дернушки, за которой находились дети, которые, судя по всему, и являлись источником неприятностей старого друга. – Тот мальчик… он тот о ком я думаю? Мои глаза меня не обманывают?
Какаши неохотно кивнул, хмурясь от потревоженных воспоминаний. Возвращаться в прошлое, пусть даже мысленно, было неприятно.
- Да. Он сын Минато и Кушины.
- Так все это из-за него?
- Нет. Он причина, по которой я с ними, но виной всему другой мальчик, тот, что без чувств сейчас лежит на твоей постели.
Гай потер руками шею, раздумывая над словами Хатаке.
- Его лицо мне тоже знакомо, - высказал свои мысли мужчина и красноречиво посмотрел на приятеля, ожидая подсказки, но Какаши молчал.
- Просить тебя о более развернутом ответе бесполезно? – на всякий случай уточнил он.
- Поверь, так надо, - заверил его Какаши. – Чем меньше ты знаешь, тем лучше для тебя.
- Будь по-твоему, - не стал настаивать Гай, прекрасно зная характер старого саратника. И раз он не захотел посвящать его в свои дела, значит так надо. Пытаться выпытать у него хоть слово – пустая трата времени. – Идем, поймаем парочку панцетти.

Саске продолжал пребывать в беспамятстве, Сакура ввела ему новую порцию сонного отвара. Так ему не придется терпеть боль, пока телесные раны затягиваются.
Нагретый воздух, приглушенный свет и задремавшая на плече подруга тяжелым грузом усталости навалились на Наруто, настойчиво утягивая в сладкое забытье, вслед за девушкой и другом. Спать хотелось смертельно. Слишком много обрушилось на них за прошедшие несколько дней, а возможности нормально отдохнуть так и не представилось.
Скрипнули ставни, в землянку ворвался поток сладкого лесного воздуха. Юноша поднял голову и посмотрел на вошедшего учителя.
- Пора? – спросил он.
Какаши отрицательно качнул головой и легко улыбнулся, стянул с себя куртку, накину ее на одну из скамей у стола и подошел к ребятам.
- Нужно кое-что сделать, прежде чем отправимся через Плачущую гряду, это займет пару часов, - объяснил мужчина, осторожно, так чтобы та не проснулась, подхватил девушку на руки и перенес на подготовленное им место. Сонно выдохнув, Сакура перевернулась на бок и, подложив руку под голову, продолжила спать. – Вы пока отдохните, путешествие будет тяжелым.
- Я могу помочь.
- Не нужно, - остановил уже поднявшегося на ноги парня Какаши. – Мы с Гаем справимся сами, ты будешь только мешать, лучше наберись сил, пока нас не будет, уставшим ты не сможешь продолжать путь.
Наруто спорить не стал. Какаши прав, сон ему был необходим, и раз помочь он им ничем не может, должен отдохнуть, чтобы хватило сил на предстоящий переход.
Качнув головой, Узумаки направился ко второй скамье.
- Какаши, - окликнул он мужчину, прежде, чем тот вышел из землянки. – Ваш друг… Он знает… о Саске?
Наруто доверял Какаши, но он не знал Гая, потому не мог верить так же как и своему бывшему учителю, даже несмотря на то, что тот похоже был уверен в своем друге. Узумаки слишком боялся за Учиху.
- Нет, - мужчина ответил после небольшой заминки, словно раздумывая о чем-то. Впрочем, анализировать поведение сенсея у блондина не было никаких сил, ответ его вполне удовлетворил, остальное не имело значения и, качнув головой, он улегся прямо на деревянную поверхность, сцепив руки на груди, моментально провалился в сон.


@темы: фанфики, Сасу/Нару, Наруто, Нару/Сасу, Наперегонки с судьбой, Миди/Макси